Об авторе

Некоторые моменты жизни

"Не дай вам Бог жить в эпоху перемен»,- говорил Конфуций.

Моему поколению пришлось жить при развитом социализме в СССР, пройти тяжелый период перестройки и обосноваться в капитализме. Жизнь была сложной, но интересной.

Были взлеты и падения, серьезные огорчения и большие радости. Я работал зольщимом в кочегарке и был заведующим лабораторией научно-исследовательского института. Трудился наемным работником и индивидуальным предпринимателем. Ощутил на себе, что значит быть обеспеченным человеком и практически нищим.

Карабкался по скалам без страховки и спускался на катамаране по горным рекам. Смотрел на мир с красноярских столбов, хребтов Сихотэ-Алиня и крутых перевалов алтайских гор.Собирал эдельвейсы для любимой женщины на склонах Заилийского Алатау и любовался красотами подземных гранитных пещер.

Бродил по Крещатику в Киеве, разглядывал достопримечательности Владивостока. Пробовал на вкус чистейшую воду Байкала, вдыхал холодный воздух севера и задыхался от изнывающей жары Туркмении. Испытал атеизм и величие духовных практик. Лечился от серьезных заболеваний и лечил сам.

Наслаждался теплыми водами Балхаша и замерзал в таежном снегу в ста метрах от зимовья, потому что не было сил идти. Удирал от тигра и «ходил» на медведя. Совершал нехорошие поступки и благородные действия.

Много чего было. Подробное описание займет не мало времени. Поэтому ниже я предоставил урезанную версию своей летописи. В дальнейшем планирую выложить видеоролик и создать страничку, на которой продолжу публиковать интересные, часто необычные и поучительные истории. Еще попутно делаю сайт посвященный главному своему увлечению – йоге.

На мой взгляд, никто не расскажет о нас лучше и правдивее чем сама жизнь. К тому же, как оказалось, всматриваться в нее, очень полезное занятие. Вспоминая отдельные истории своего существования, ты словно выкладываешь пазл. И, в конечном итоге, начинает проявляться изображение твоего настоящего существа.

Выясняется, что каждый отдельный пазл, каждая отдельная история, каждый отдельный момент имеет свое предназначение и гармонично вписывается в общую картину нашего образа, рассказывая нам о нас. Приходит понимание, что событие, ранее казавшееся случайным, совсем таким не было. А то, что воспринималось, как неудача в конечном итоге часто приводило к положительному результату.

Начало

Когда начинается жизнь человека? Одни могут сказать, что с начала рождения, другие, что с момента зачатия, третьи - когда родители решили завести ребенка.

Мое появление для родителей оказалось скорее сюрпризом, чем запланированным событием. Моя мама из глухой белорусской деревни и отец из небольшого сибирского городка встретились на далеком Севере, в Коми АССР. Мама работала на железнодорожном полустанке смотрителем, а отец проходил срочную службу в охране лагеря для заключенных. Результатом этой встречи стал я.

После службы отец оставил нас с матерью и уехал к себе домой. Судя по отрывочным сведениям, его родственники узнав о ребенке настояли, чтобы он вернулся и забрал нас. Да, тогда было достаточно много неравнодушных и небезразличных к чужому горю людей. А дети, даже будучи взрослыми, еще слушали своих родителей.

Отец забрал нас, но увез не в Кемеровскую область, а в небольшой таежный поселок Горного Алтая.

Красоты Горного Алтая

Это было одно из отделений Байгольского леспромхоза. Он стал работать на лесовозе, а мама продавцом в магазине. В скором времени они перевезли из Белоруссии и бабушку. Она так и прожила с нами все время. Это был спокойный и очень покладистый человек. Я никогда не слышал от нее ругани или осуждения. Была верующей и ежедневно молилась. Но в церковь не ходила, в дискуссии о Боге и вере не вступала. Бабушка устроилась работать сторожем в этом же магазине.

Жили мы в доме на две квартиры. В одной расположились мы, а во второй был мамин магазин. Спустя некоторое время отец даже сделал внутреннюю дверь. Теперь можно было попасть в магазин, не выходя на улицу.

Еще у нас было две собаки. Одна большая и короткошёрстная, её звали Султан. Другая маленькая и лохматая. Её звали Шарик. Султан был ночным сторожем магазина. Хотя его никто не учил этому. После закрытия магазина он частенько уходил со двора и ложился на магазинное крыльцо, проводя там большую часть ночи. А Шарик был попрошайкой. Когда мать открывала магазин, он периодически заходил внутрь и при появлении покупателей становился у входа на задние лапы. Это были две удивительные собаки и когда-нибудь я, возможно, более подробно расскажу о них.

Первые воспоминания

Мне трудно сказать с какого возраста я начал осознавать себя. Помню, что очень рано подружился с соседкой, ровесницей из дома напротив. Мальчишечья среда это не очень приветствовала. И нас стали называть женихом и невестой. Это название крепко к нам прилипло даже среди взрослых. Но мы и не возражали. Нам было хорошо вместе. И это было главным.

Ещё запомнился один тяжёлый случай. Мне было тогда наверно лет пять. Мы с друзьями шли по пыльной улице. К нам подошел один пожилой человек с котенком в руках, и попросил убить этого котёнка. Потому что он ему стал не нужен. И мы, храбрясь друг перед другом, взяли котенка, зашли в какое-то пустующее помещение и стали бить его палками. Это было ужасно! Он никак не хотел умирать и громко кричал. Я не смог этого выдержать и убежал.

Эта история оставила глубокий отпечаток. Но видимо судьбе было угодно, чтобы я посмотрел на это и с другой точки зрения. Спустя многие годы я поступил учиться на факультет охотоведения и стал охотником. Наверное, не многие смогут это понять, но охотники и охотоведы являются истинными защитниками природы. Они как барьер между природой и алчностью человека. Конечно, я имею в виду настоящих охотников. Но это тема отдельного большого разговора.

Для нашего мира убийство животных считается нормой. Но одно дело убить по необходимости и совсем другое ради забавы или самоутверждения. Тем более убить слабое беззащитное существо. Мне приходилось и на медведя ходить. Но там, как говорят, «Ты не нуль и я не нуль. У тебя зубов обойма, у меня обойма пуль». Но каждый раз, добивая подранка, чтобы не мучился, приходилось переступать через себя.

С раннего детства в моем характере проявлялся интерес к исследованиям. Родители говорили, что когда я был маленьким, они боялись оставлять меня одного на улице. Потому что в противном случае мои карманы наполнялись какими-то ящерицами, лягушками, жуками, гусеницами. И они переживали, что когда-нибудь я схвачу змею.

Горный Алтай великолепное место с прекрасной природой. Наш посёлок находился в 50 км от районного центра. Я до сих пор помню чудесный воздух и аромат произрастающих там цветов. Помню, как мы делали рубиновые ожерелья из семян Марьина корня. Горные реки с хариусом, пескарями и гольянами, огромные кедры, болота, где плавали головастик и лягушки - всё это было ярко, сочно и впечатлительно.

Сейчас с высоты прожитых лет полагаю, что для духовного развития ребенка очень важно, чтобы он пожил в деревне, на природе. Рядом с животными - собаками, кошками, коровами, свиньями, которые свободно ходят вокруг. Свобода передвижения, случайные встречи с дикими животными, шалаши в лесу - это очень сильно влияет на нас в раннем возрасте. Формируется какое-то , более ясное понимание жизни, чистый взгляд на окружающих.

В поселке Азван и в п. Бийка, куда мы переехали позже, существовал особый уклад. Сказывалась удалённость от центров цивилизации и была полная свобода. Здесь все знали друг друга и у кого что происходит. Однажды, ночью кто-то залез в хозяйственный магазин. Уже утром все знали, кто и зачем это сделал.

Мы были предоставлены сами себе. У родителей не болела голова по поводу того, где находится их чадо весь день. Никто не переживал что нас кто-то украдет или обидит. Мы позволяли себе уходить в тайгу на довольно большое расстояние. И это воспринималось всеми вполне нормально. Из крупных хищников были только медведи. Я не помню случая, чтобы они напали на людей или домашний скот. Хотя коровы паслись без пастухов.

Тогда не было, как сейчас, многих ограничивающих законов. Например, в десять лет мы могли подойти к учителю физкультуры и попросить у него мелкокалиберную винтовку, чтобы пострелять. Единственное, что его волновало, это где мы будем стрелять и во что. Еще оговаривалось, что патроны у нас будут свои. Мы шли в хозяйственный магазин, и на совместно собранные копейки покупали патроны для винтовки. Позднее, когда мне было около 20 лет, за наличие такого патрона можно было получить уже до 3 лет заключения.

Но это было потом. А пока мы шли в лес и спокойно стреляли по банкам из нарезного оружия. В одиннадцать лет дед из далёкого Казахстана прислал мне подарок – ружьё, одностволку ИЖ 17. Он купил его на местном базаре с рук и выслал по почте. Охотничий билет и регистрация тогда были не нужны. И почта не отказывалась принимать такие посылки. Странное дело, но такая свобода в те времена никому не мешала и не вредила.

Школа.

Так получилось, что в школу я пошёл рано. 9 июня мне исполнилось 6 лет, а уже в сентябре Я сел за парту. Сейчас трудно вспомнить что мною двигало. То ли это произошло из-за того, что мои лучшие друзья начали обучение, то ли это была какая-то внутренняя потребность. Но только однажды утром я взял хозяйственную сумку, положил туда самую важную и толстую, на мой взгляд, книгу. Помню, она называлась «СССР в Великой Отечественной войне». И отправился за знаниями.

Конечно, учителя пытались объяснить, что посещать занятия мне ещё рано. Но я был непреклонен. В конце концов, чтобы отстал, мне разрешили занять место на последней парте. С этого собственно и началось мое обучение. В комнате было два ряда парт, и один учитель проводил уроки сразу с двумя классами. Так что я попал в двойное обучение. Так же тянул руку, когда знал ответ. Через какое-то время меня стали спрашивать и даже вызывать к доске. То есть, я фактически учился. В конце концов, родители были вынуждены приобрести букварь и полагающиеся учебники.

Прошло некоторое время и однажды, учитель, встретив маму в магазине, спросила, почему ее сын перестал учиться. Они были удивлены. Я каждое утро уходил на занятия, а когда возвращался, делал уроки. Все воспринимали мое обучение не серьезно, и поэтому никто не проверял, чем я там занят. А тут вдруг такое! Стали разбираться. Оказалось, что я перевел себя в седьмой класс и теперь на уроки туда ходил. Мне, конечно, объяснили, в чем был не прав, но, тем не менее, после этого случая вполне официально зачислили в ученики.

Позднее, когда мы приехали в город Балхаш, эта история всплыла и мои одноклассники дали мне прозвище Филиппок. По имени героя одноименного рассказа Л.Н.Толстого. Там описывается похожая история. С тех пор и до сегодняшнего дня в среде моих однокашников я Филиппок.

Прожив некоторое время в п.Азван мы переехали в п.Бийку.

Мама стала председателем поселкового совета. На мое времяпровождение это не оказало большого влияния. Мы также были предоставлены сами себе и всё свободное время посвящали играм в рыцарей, в лапту, лыжам, рыбалке, путешествиям по лесу. Скучно не было.

Здесь я впервые попробовал спиртное. Мой одноклассник по секрету сказал, что у них дома гнали самогон. Решили попробовать. Пошли к нему после школы. Достали из сундука какую-то бутыль налили пол стакана и поровну выпили.

Впечатление было не из приятных. Ноги казались маленькими, а голова очень большой. Бабушка была несколько озадачена, когда увидела пришедшего внука в таком состоянии. Я сослался на то, что болит голова и лег спать. Вообще, в селах тогда многие ставили бражку и детям разрешали пить её, пока она была сладенькая и ещё не нагуляла спирта. Но самогон мне не понравился.

Из того времени так же запомнились сложные отношения с водоемами. С двух сторон поселка протекали две горные и неглубокие речки. Весной они разливались очень сильно, и по ним сплавляли лес. Чтобы удалять заторы по берегам размещались лодки. Мы решили на одной из них поплавать. Благо, что ниже по течению был гараж. Нас увидели взрослые и спасли.

Была еще несколько случаев, когда я попадал в неприятные истории, связанные с речкамий. Но чашу терпения родителей переполнил один случай. Мы играли весной в догонялки на сложенных у реки штабелях леса. Я поскользнулся и упал в воду. Плавать не умел. И один из моих товарищей, его почему-то звали Боцман, прыгнул в ледяную воду и помог выбраться на берег.

Надо сказать, что это было действительно смелый поступок. Конечно, этот случай стал широко известен в посёлке. Мои родители в школе при всех поднесли спасителю ценный подарок. А мне запретили даже близко подходить к речке. Это была катастрофа! На другом берегу находился клуб, в котором показывали кинофильмы.

Со временем, конечно, этот вопрос разрешился, и обычная свободная жизнь продолжилась.

Но натянутые отношения с водоемами не закончились. Уже позднее в Балхаше мне действительно удалось пережить опыт утопания. Даже не предполагал, что утонуть, это так просто.

Во время сильного шторма в городской бухте разбросало по берегу баржи и катера. Один из них вынесло на городской пляж. Его пытались стянуть собственными двигателями, включая задний ход. Катер убрали, но на дне осталась глубокая яма. Мы там играли в догонялки. Яму не было видно с поверхности, но все знали про ее существование.

Однажды, стоя на краю этой ямы, я оступился и не успел вдохнуть воздух. Стал опускаться вниз. Прилагал все усилия, чтобы выбраться на поверхность. Но ничего не получалось. Воздуха не хватало. Тяжелое состояние удушья. И вдруг в голове пронеслась очень ясная мысль. Если открыть рот и втянуть в лёгкие воду, то это состояние сразу закончится. Все было так просто и легко выполнимо. Я открыл рот и, в этот момент, моя рука коснулась воздуха. Это придало сил. Я рванулся вверх и вдохнул воздух. Мне действительно повезло.

Оказывается задерживание дыхания под водой очень опасно. Когда кислорода не хватает, срабатывает инстинкт и организм помимо нашей воли может произвести вдох. Если ты под водой, то просто утонешь. Со мной этого не произошло.

Позднее мне пришлось часто работать на воде и попадать в сильный шторм. Но все проходило благополучно.

Переезд в Казахстан

Город Балхаш

В 1967 году мы переехали жить в город Балхаш, к моей второй бабушке. Основной причиной переезда было отсутствие в поселке десятилетней школы. Ну и условия в городе были получше. В поселке не было электричества. Дизельное освещение включалось на короткое время, и только когда становилось совсем темно. Соответственно, не о каких плитках, электроутюгах и электрочайниках не могло быть и речи. Были и другие неудобства.

Представьте себе мое состояние, когда от этой свободы, из этого буйства природы, от этих горных рек, сочной растительности, благоухающих цветов и богатого животного мира меня вдруг привезли жить в пустыню. Я полностью замкнулся в себе, не заводил друзей и не ходил гулять на улицу.

Так длилось где-то с год. Позже родители рассказывали, что они уже даже собирались уехать назад, видя как я засыхаю на корню. В конце концов, мама пошла к живущему ниже этажом мальчишке и пригласила его к нам в гости. Он тоже был несколько одинок. И вот мы два одиночества сошлись. Состояние отчужденности и замкнутости постепенно развеялось, жизнь наладилась.

А вот интерес к учёбе не восстановился, и осталась некоторая замкнутость. Я почти перестал учить уроки. И хотя мама у меня было очень строгой, и взбучку я получала регулярно, отношение к обучению это не смогло исправить. Более того, ту литературу, которую преподавали, я до сих пор не могу читать. Хотя очень это любил.

Дома у нас была богатая библиотека. В ней было не менее сотни книг. Я прочитал их все. Самая последняя была с письмами комсомольцев в годы Великой Отечественной войны. Обычные письма. Я взял её и зачитался. А когда книга закончилась, в голове промелькнула мысль, что не интересных книг не бывает.

После восьмого класса мы ездили в Белоруссию, на мамину родину. Я словно опять вернулся в Горный Алтай. Снова пышная природа, полная свобода. Возле каждого дома свой сад с яблонями, сливами и грушами. А в поле свой участок для выращивания ржи. Деревня была очень глухой, далеко от цивилизации. Быт, как в старину. Мы помогали деду цепами молотить зерно. Бани не было. Когда я спросил у стариков, где они моются, дед ответил, что летом на речке, а зимой в печке. В каждом доме была русская печь.

Мы были в деревне с троюродным братом. В первый же вечер к нам на лавочку пришла деревенская молодежь. Был слышен девичий смех, парни что-то шутили. Дед объяснил, что раз на их лавочку пришла молодежь, значит нам нужно выйти. Они пришли знакомиться. Да это надо было видеть. Настоящий старинный уклад. Парни все босиком, а девки в нарядных платьях с разными рюшками. Семечки лузгают. Нас быстро приняли в свою среду. Оказалось, что многим мы приходимся родственниками.

Пробыли мы в деревне почти месяц. Было купание в речках, лазание по чужим садам, сбор грибов и ягод. В один лес нас не пускали. Говорили, что там до сих пор на минах подрывается скот. А вообще, в лесу было много полуразрушенных партизанских блиндажей и окопов. Так как мы все время гуляли босиком, ступни ног так огрубели так, что можно было бегать по острой как иглы стерне. До посещения Белоруссии я был самым маленьким в классе. После возвращения в Балхаш резко пошел в рост и через год уже был 1,8 м.

В десятом классе остро встал вопрос, куда идти учиться дальше.

Меня тянуло к природе. Но я даже не знал какие специальности в этом направлении бывают. Двое ребят из нашего класса предложили поехать с ними поступать в городе Киров в сельхоз институт, на факультет охотоведения. По крайней мере, это было близко к тому, что хотелось. И я поехал. Так как в школе учился плохо, то конечно не поступил. После возвращения пошел работать учеником строгальщика на завод обработки цветных металлов.

Родители хотели, чтобы я поступил в местный политехнический институт. Они настояли на посещение вечерних подготовительных курсов. Днем приходилось работать, а вечером учиться. Весной, благодаря связям, практически был решен вопрос о моем поступлении. Нужно было только появиться на экзаменах.

На экзамен я не пошёл. Конечно, был крупный разговор. Моя мать была женщиной строгой. Могла и силу применить, и руку приложить. После разговора на высоких тонах, она накинулась на меня с ремнем. Но я впервые оказал сопротивление. Вырвал ремень, отбросил его в сторону и сказал, что хватит мной командовать. Я хочу жить своей жизнью, совершать свои ошибки, а не чужие. И даже если ошибусь в чем-то, буду знать, что виноват сам. Это будет мой опыт.

Мама вдруг сразу как-то успокоилась. Видимо, она поняла, что я уже вырос, и согласилась с этим. Всё-таки великолепная у меня была мама. Надо сказать, что она в основном и занималась моим воспитанием. Причем, следила строго и попадало мне довольно часто. Отец пропадал на работе.

Я поехал поступать, и опять свободная жизнь вскружила голову. Вместо подготовки к экзаменам гулял и развлекался. В результате снова не поступил. Не прошёл по конкурсу. Возвращаться назад не хотелось, поэтому записался на вечерние подготовительные курсы. По вечерам мы занимались в институте с преподавателями, готовились поступлению. Работал в кочегарке, зольщиком . В начале 250 килограммовая тачка с углем ехала куда ей вздумается. Но вскоре все вошло в норму. В это же время у меня случилась первая пылкая любовь. К лету я подготовился и поступил институ .

Институт

Факультет охотоведения, на котором мне предстояло учиться, был небольшим. На курс набирали всего 50 человек. Таких факультетов было всего два в Советском Союзе - в Кирове и Иркутске. Проходной балл был высокий. Обучение в институте оставило отпечаток на всю жизнь. Это была жизнь полная с одной стороны свободы, а с другой стороны некоторой ответственности . Мы жили очень дружно, как мушкетеры – один за всех и все за одного. Ребята все были достойные, развитые. У нас был целый этаж в общежитии который сами оборудовали в соответствующем стиле. Например, вход оформили в стиле пещеры. Висела надпись «Если ты увидишь грязь на нашем этаже, не верь глазам своим».

наш курс и преподователи

Вначале, я продолжал учиться, не напрягаясь. Видимо, не все еще осознал. И тут жизнь преподнесла очередной урок. После года обучения мы должны были сдавать физику. Предмет, который не пользуется популярностью у биологов. Знания наши были невелики и мы переживали за результат. Кто-то из старшекурсников, в шутку или всерьез, предложил поднести перед экзаменом преподавателю подарок. Как бы любимому учителю от благодарных учеников. Выражаясь по простому, - дать взятку.

Мы за эту идею ухватились. Так как все были с разных концов Советского Союза, то собрали хорошее и оригинальное подношение. Там был рижский бальзам, настоящий таджикский национальный нож с орнаментом, сайгачьи рога оформленные в виде медальона, и ещё кое-что по мелочи. Староста с парой активистов поехали к преподавателю домой, и поднесли ему этот подарок.

На экзамене большая часть нашей группы была завалена. Конечно, потом мы пересдали. И принял экзамен тот же преподаватель. Лично мне он поставил тройку за почти чистый листок. Я к тому времени сильно простыл и голова плохо соображала. Этот случай произвел внутри меня революцию.

Во-первых, я действительно почувствовал, что если продолжу заниматься ерундой, то реально могу вылететь из института. Тогда с этим было строго. Помимо нас на курсе учились еще пять кандидатов в студенты. Они не получали стипендию и жили за свой счет. Если кого-то исключали, один из них занимали это место. Поэтому все последующие годы я учился только на пятерки. Во-вторых, до сих пор не могу никому дать взятку. Вот так нас воспитывали в те времена.

О студенчестве можно рассказывать много. Сейчас отмечу только, что мы сохранили свою дружбу до сих пор. Иногда перезваниваемся, периодически проходят встреча в институте. К сожалению, факультет ликвидировали. Некоторых из ребят уже не стало. Кто-то умер своей смертью, кого-то убили браконьеры. Но мне до сих пор часто снятся сны с их участием. Мы ели с одной кастрюли, с одного котелка. Делили один кусок на всех. Дружно стояли друга за друга при разборках с другими.

У нас была дружина по борьбе с браконьерством имени В.Волошина. Названа в честь нашего студента погибшего от рук браконьеров. Была своя песня, в которой были такие слова: «Мы призваны природу защищать, от алчности бездонного кармана. Она для нас для всех родная мать, а мать не терпит от детей обмана». Многие мои однокурсники пронесли это в своем сердце до сегодняшнего дня.

Первая служба в Армии

После окончания института меня и некоторых однокурсников забрали в армию на полтора года. Вначале мы проходили обучение в учебном подразделении войск противовоздушной обороны. По окончании всех отправили в войска, а меня оставили обучать новых будущих сержантов. Учил курсантов, ходил в караул, каждые полгода ездили для боевой стрельбы на полигон.

На полигоне

Так как в институте не было военной кафедры, то за месяц до окончания службы всех снова собрали в одной из дивизий на сборы подготовки офицеров запаса.

Никакого обучения, конечно, не было. Просто ежедневно ходили в наряды и караулы. Когда уже прошло полтора месяца, а нас так и не увольняли, мы подняли бунт. Просто отказались выходить на службу. Это едва не закончилась трибуналом. Но шум был не нужен никому. В конечном итоге нас построили, отвели в штаб и выдали документы об увольнении .

Работа в ИЦиГ СО АН СССР

Ещё до Службы в Армии я написал заявление в институт цитологии и генетики. Сибирской Академии наук был выделен целый совхоз под научный центр нового типа. Там собирались создать генофонд из редких диких и домашних животных. Отдохнув после армии я сделал запрос в этот НИИ. Вскоре пришел ответ, что могу приезжать, моя кандидатура одобрена. В институте меня предупредили, что желающих много и если хочу действительно стать ученым в таком перспективном в центре, то придется серьезно поработать. Надо отметить, что набирали в основном молодёжь. Перспективы действительно были большими.

Для защиты ценных животных нужно было создать особые охранные условия. Меня как охотоведа, специалиста в этом вопросе, попросили помимо научной работы оказать содействие в оформлении заказника и его охране. В службу охраны входили лесники и егеря. Надо отметить, что природные условия для центра были подобраны хорошие. Но и браконьеров хватало. В том числе среди начальства. Вначале попадалось в основном местное население. Потом пошла «дичь» покрупнее.

В одном из рейдов поздно вечером мы заехали в небольшое село. Вдруг из одного дома выскочили несколько человек, прыгнули в машину и рванули с места. Стало понятно, что дело нечистое. У меня был хороший водитель, бывший гонщик. Мы быстро догнали удирающих и поравнялись с ними. Было видно, что там сидит высшее районное начальство. Остановить их не смогли, так как на горной дороге можно было легко создать аварийную ситуацию с тяжелыми последствиями. В этом случае нас бы просто посадили. А когда выехали на асфальт, они за счёт более мощного двигателя быстро от нас оторвались.

Через несколько дней в районной администрации утверждался режим заказника. Перед заседанием меня пригласил к себе председатель райисполкома. Он потребовал чтобы я записал автомобильные номера. Впредь, когда увижу машины с этими номерами должен бал не только не мешать, но более того силами своих лесников и егерей обеспечить им охоту.

Устав заказника был принят. Через некоторое время, проезжая по заказнику мы заметили впереди машину председателя райисполкома. Скрытно проследовали за ней через весь заказник. Нас все-таки заметили. На границе территории их машина остановилась. Мы хотели проехать мимо, но вышел шофер и махнул рукой, чтобы остановились. Внутри сидел председатель исполкома с какой-то женщиной, стоял ящик водки. Он по барски поманил меня пальцем. Повёл себя довольно грубо, напомнив предыдущий разговор в кабинете. Мой водитель тоже вылез из машины. На плече висел магнитофон включенный на запись. После этого этот товарищ замолчал. На вопросы не отвечал. Но по глазам было видно, что готов убить.

А через некоторое время меня вызвали в военкомат и отправили на призывную комиссию в Горно-Алтайск. Оказалось, что решением райкома партии, как коммунист, я был отправлен на укрепление офицерских рядов Советской Армии.

Вторая служба в Армии

То что я должен был укреплять – новая часть строительных войск. Выражаясь просто, стройбат. В качестве личного состава в основном те, от кого пытались избавиться в других частях. Новое пополнение тоже не порадовало. Из 174 человек, 165 были с отсрочкой судимости. Казарм не было, жили в палатках. Вши, дизентерия, питьевой воды не хватало даже офицерам. Солдатам вообще не давали. Они получали только чай в столовой во время приема пищи.

Проблем было много. У нас подобрался хороший коллектив офицеров. В части среди солдат были напряженные межнациональные отношения. Как это выглядело? Простой пример. В комнату вбегает зампотех второй роты, такой же лейтенант, и кричит, что роты пошли друг на друга. Хватаю первое, что попало под руку – портупею. У него в руках швабра. Выбегаем на улицу. Две толпы бегут друг на друга. Если заварится большая каша, там уже не разведешь. Наверное, смешно выглядело со стороны как я бегу с матами и с портупеей навстречу одной толпе, а Сашка со шваброй навстречу другой.

Офицеров нашей части уважали и может быть немного боялись. Потому что мы горой стояли друг за друга. В соседней части могли в своих в темноте и табуреткой запустить. Служба была не простой, и случаев разных было много. Например, с легкой руки комбата я получил прозвище железный замполит, за то, что отказался применять физическую силу к военнослужащему, заявив, что не замполита это дело солдату в лицо кулаками лезть.

За годы службы дважды сталкивался с генералами. И оба грозились отдать под трибунал. Причём первый раз это произошло в первый же день моей службы. Я заступил дежурным по части, ещё даже не зная, где наши солдаты, а где чужие.

Эта служба , как и предыдущая едва не закончилась трибуналом. Трое старослужащих, как выяснилось во время вечерней поверки, ушли в самоволку. Мне дали машину и задание их найти. Нашел уже в пять часов утра в 30 км от части, в промышленной зоне города. Привез в часть, сдал ротному.

Днем приехала прокуратура. Оказалось, что у двоих из них был секс с девушкой. Она оказалась несовершеннолетней. Высшее начальство решило устроить показательное судилище. Из офицеров главную роль в этом должен был играть я, как политрук. Не воспитал должным образом. Спас комбат. Мне оставалось до конца службы каких-то 2 месяца, и он начал гонять меня по командировкам в качестве военного дознавателя, для поиска самовольно оставивших часть.

Одного дезертира задержал в Горьком и там же сдал в комендатуру. Другого неделю ждал под Ижевском. Третьего искал в Душанбе. В общем, в день увольнения меня вызвали в штаб части, сунули в руки документы на увольнение и дали понять - беги.

Позже я узнал, что показательная порка всё-таки была. Не знаю, что стало с теми солдатами, а вот комбата сняли с должности перевели начальником штаба в другую часть. Начальника нашего штаба решили звёздочки. А человек ждал вызова в академию. Командира роты уволили. Ему оставалось до пенсии всего пару лет.

После армии возвращаться назад в научный центр не имело смысла. Районные власти все равно не дали бы покоя. К тому же организатор и вдохновитель данного проекта академик Беляев умер. Деятельность центра заглохла.

Во время службы мы расписались с моей Лидой в ЗАГСе. На всё это дело мне выделили один день. Вечером надлежало вернуться в часть. Офицеров не хватало. Так что расписываться пришлось без свидетелей и пышной церемонии. После ЗАГСа зашли в кафе немного отметили это дело, сходил в кинотеатр. И она поехала домой, а я к себе в часть. Вот и вся свадьбы.

И снова Балхаш.

После службы мы уехали в Балхаш к моим родителям. Балхаш - чистый уютный городок в голой степи на берегу уникального озера. Одна часть которого пресная, а другая соленая. Это одно из крупнейших озер мира.

Мы с женой устроились работать в НИИ рыбного хозяйства. Она на должность экономиста, а я старшим лаборантом в лабораторию промысловой ихтиологии.

Через несколько месяцев был переведен на ставку младшего научного сотрудника.

Это было, наверное, самое спокойное время за период работы в институте. Небольшой раздел в общем отчете и много времени на проведение различных собственных исследований. Ну и конечно экспедиции, где вообще полная свобода. Меня приметили и когда через некоторое время началась реорганизация института назначили исполняющим обязанности заведующего лаборатории.

Это была совсем другая жизнь. Нужно было заключать договора, быть руководителем тем, составлять сметы. Я к этому не был готов. А главное, понимал, что эту должность не тяну. Делать плохо работу не в моем характере. Поэтому в один «прекрасный» день написал заявление об увольнении и перешел работать в школу. Позже узнал, что заведующая городским отделом образования, прежде чем меня принять звонила директору института. Не знаю, что он там во мне такое увидел, но характеристику дал такую: «Вам повезло, что такой человек идет к вам работать».

Так я стал учителем биологии и классным руководителем.

Привел в порядок кабинет, настроил и отремонтировал кинокамеру, фильмоскоп, электрические муляжи. Уроки старался проводить с использованием всем этой техники. Это нравилось ученикам. К тому же часто рассказывал истории своей жизни на природе, в тайге. Вообще, старался, чтобы помимо знаний они приобретали ещё что-то.

Организовал настоящий живой уголок. Там трудились порядка 15 ребят. У каждого был свой питомец. Не всем детям разрешали иметь дома животных. Они с удовольствием приходили, ухаживали, убирались, кормили, выгуливали. В основном это были черепахи, хомячки, рыбки. Как-то принесли раненую утку. Потом где-то нашли беркута, ворону.

Через год мне сообщили, что теперь работаю на доверии ГорОНО. Это означало, что перестают проверять. Да, я старался работать добросовестно. Но всё-таки это было не моё.

Возвращение в КазНИИРХ

Иногда, между уроками, я заходил в институт. Директор каждый раз, когда узнавал о моем прибытии, обязательно поднимался в лабораторию и спрашивал: «Ну что, вернулся?» Три года я отвечал: «Нет!» Но однажды, прямо посреди учебного года, сказал: “Да!”. Он договорился с отделом образования. Условия были такие. Я преподаю в школе и работаю в институте. Мне предоставили возможность выбрать классы в которых буду вести уроки. Остальное время работа в институте. Так должно было продолжаться до первых весенних экспедиций.

После возвращения в институт получил ставку старшего научного сотрудника, а через некоторое время предложение стать заведующим комплексной рыбохозяйственной лаборатории. Прежняя заведующая была пенсионного возраста и мне, честно говоря, не хотелось, чтобы она уходила. Я занимался своей любимой исследовательской работой, был руководителем темы. Но пришлось согласиться. Вскоре мы с ребятами внедрили современные системы учета и расчета численности водных организмов. Подвели математическую компьютерную базу под все расчеты. И наши отчеты на Ученом Совете проходили на ура. Даже во Всесоюзном центре прогнозирования отметили высокий уровень их подготовки.

В коллективе мы все были друзьями. Вместе отдыхали, вместе работали. Ездили по экспедициям, опять ели из одного котелка. Недавно мой ровесник гидролог, который по-прежнему работает в институте, прислал такое сообщение: «Вениамин! Привет! Если бы ты знал, как тебя не хватает в нашем филиале! Скучаю, скучаю и еще раз скучаю». Это написано через 23 года после моего отъезда. А где-то с год назад новый уже директор, бывший сотрудник лаборатории предложил мне вернуться в институт на работу. Но это так, небольшое отступление.

Когда в стране начался развал,то денег на науку стали выделять всё меньше. Директор решил уехать в Россию. Перед этим он вызвал меня к себе и предложил занять его место. Я отказался. И предложил другую кандидатуру. Он заметил, что не понимает меня. Он за эту должность боролся. А мне само в руки плывет, а я отказываюсь. Но я никогда не гнался за должностями и деньгами. Поэтому жизнь преподнесла следующий урок.

Через некоторое время с зарплатой стало совсем плохо и пришлось уйти на другую работу - кинологом в службу безопасности Каззолото. Следовало создать кинологическую службу, завести собак, построить вольеры, дрессировочную площадку, оформить посты. Всё это было сделано. Икогда через полтора года я пришел увольняться в связи с переездом в Россию, начальник службы не хотел отпускать. Даже предлагал дополнительный отпуск. Оказалось, что я единственный человек, к которому за всё это время службы не было ни одного замечания. Но всё уже было решено.

Барнаул.

У моей жены в Барнауле оставались мать и сестра. Мать жила одна в однокомнатной квартире и практически была слепа. Она предложила обменять свою квартиру на половину частного дома и жить вместе. Так и было сделано. Мы переехали в Барнаул. Но вскоре выяснилось, что тёща не готова к этому. Она долгое время прожила одна и теперь её раздражала все, что мы делали. Она была хозяйкой дома и выставила его на продажу. Нам пришлось срочно искать жилье.

Время было тяжёлое, 1996 год. В местном институте мне предлагали мизерную зарплату. Наука была в загоне. Жена, вообще, больше года не могла найти работу. Один мой старый товарищ поговорил со своим директором, хозяином фирмы, и тот согласился взять меня в цех трафаретной печати учеником печатника. Надо сказать, что зарплату положил в три раза больше, чем предлагал институт.

Мы с женой экономили на всём. Удалось собрать немножко деньжат и купить заброшенный домик. Разрушенные потолки, разобранная печка, разобранный пол, вместо стекол в окнах старая фанера.Вообщем, одни стены и дырявая крыша.

Вот так в 40 лет пришлось начать жизнь заново. Но теперь я был не один, как прежде. За моей спиной стояли безработная жена и двое детей. А ещё в Балхаше ждали престарелые родители. Благодаря помощи одной из коллег, нам, как вынужденным переселенцам, удалось получить небольшую ссуду. Жена нашла работу. Мы купили доски, газобетонные блоки и по вечерам после работы стали делать ремонт.

Со временем всё вошло в норму. Лида с сестрой организовали буфет. Я на машине, которую родители пригнали с Балхаша, завозил им продукты. Кстати, родителей мы перевезли. Через год им в Балхаше удалось кое-что продать, и мы взяли им нормальный для жизни домик. Первым приехал отец. Когда увидел, в каких условиях живем, даже бросил пить. Каждый день приходил и помогал строить.

Работа в буфетах в то время была непростой . Здесь были и рэкет, и разные госструктуры представители, которых могли прийти и сумками набрать продуктов. Не дать было нельзя, закроют. От всего этого у Лиды начались нервные расстройства. Я сказал, что для меня она важнее, чем весь этот бизнес и эти деньги. Буфет закрыли, что можно было продали. Порылся в интернете, взяли кредит и купили простенькую вышивальную машинку. В 2003 году, когда пошли кое - какие заказы, оформили индивидуальное предпринимательство.

Я по-прежнему работал в типографии. А по вечерам делал программы для вышивальной машины, общался с заказчиками. Дела пошли в гору. Купили ещё две небольших, а потом и серьезную вышивальную машину. Потом ещё одну. За счёт этого подняли сыновей, дали им хорошее образование. Сейчас я вышел на пенсию. Вышивальное производство передали в руки сыновей. А сам занялся интернетом. Пробую создать сайт, блог. А ещё я пятикратный дед.

Хорошие люди

За время жизни мне встречалось много хороших людей. Были, конечно, и наезды братков в девяностые. И гневные генералы, и руководители райкома и горкома. Но все же хороших людей было больше. В тяжёлые минуты жизни, словно какая-то о сила протягивала нам руку и помогала пережить сложный период. А иногда и просто выжить. Был комбат, прикрывший перед судилищем.

Был капитан , руководитель сборов подготовки офицеров запаса. Когда во время первой службы в армии мы отказались выполнять приказ, он всех построил, подходил к каждому и спрашивал индивидуально, заступишь в наряд или нет. Каждый нес ответственность за свой ответ. Меня он пропустил. Я был членом партии. И если для остальных этот отказ мог закончиться просто гауптвахтой или дисбатом , то для меня это значило исключение из партии и полностью поломанную жизнь. Он со своей стороны сделал что мог. Дал мне шанс сказать перед трибуналом, что меня не спрашивали. Это был поступок офицера, который думал не только о своих звездочках, но и о нас.

Еще я слышал как молодая врач хотела сделать мне операцию, а руководитель её отговаривал. Но она всё же ее сделала, и я выжил.

Когда наш печатный цех закрывался, его хозяин, понимая, что я остаюсь без работы, отказал покупателям продавать довольно дорогое оборудование, и отдал его мне безвозмездно. Чтобы я смог зарабатывать деньги на жизнь.

Когда нас теща выгоняла из дома один мой товарищ, который сам жил в однокомнатной полуземлянке с двумя детьми и женой, предложил нам переехать к ним.

Я благодарен всем этим людям. А ещё я благодарен жизни за то, что не озлобила, не сломала, а наоборот воспитала новые достойные качества. Когда хоронил тёщу вдруг заметил, что никогда не был на неё обижен. Это меня очень обрадовало. Когда ухаживал за больным раком и почти не вменяемым после серьезного инсульта отцом, обратил внимание, как у нас дома все радовались, если ему на какое-то время становилось лучше. Мне было не брезгливо делать ему клизмы и прочие процедуры. Было не сложно спать в вполуха , потому что он мог ночью натворить нехороших дел.

Особенно благодарен своей жене Лиде.

Маленькая, хрупкая женщина. Ей доставалось больше чем мне. Но вместе мы вынесли все. Происходящее еще больше сплотило и сблизило нас. Раньше мне всегда казалось , что настоящая любовь бывает только в молодости. Теперь я понял, что настоящая она в старости. В молодости каждый немного эгоист и живет для себя. Сейчас мы живем друг для друга, как две половинки. И когда у меня что-то болит это переживается легче, чем, если болит у нее.

Еще я благодарен жизни за то, что она дала мне шанс выйти за пределы обыденного. На протяжении всей своей жизни я был исследователем. Еще работая в НИИ, обучился на курсах и получил сертификаты по цигун терапии, лечению заболеваний бесконтактным способом, прикладной психологии и психотронике. Был одним из инициаторов и организаторов клуба “Медиум”. Сюда входили люди интересующиеся эзотерикой и разного рода экстрасенсы.

Когда мы приехали в Барнаул и не было возможности заниматься научной работой, я сконцентрировался на самопознании и йоге. Это действительно мощная система. Она меняет человека. Если правильно приложить усилие, открываются огромные возможности и способности. Не зря древние говорили: «Познай себя и ты познаешь весь мир!» Мне повезло, что в своё время смог всю свою энергию и жажду познания направить в эту сторону. Это дало свой результат. Но это уже совсем другая тема.

Заключение.

В восточной философии существует такое представление.

Однажды, Бог очнулся от небытия. Перед ним сразу же возникло несколько вопросов. Кто я? Какой я? И не было зеркала в которое можно было бы посмотреться. Не было никого кто бы мог ему рассказать о Нем. Тогда Он поступил так, как может поступить только Бог. Он решил разделить себя на две части. Каждая часть посмотрит на другую и тогда станет возможным определить Себя. Так появилась дуальность, или двойственность. Но Бог велик и двух частей явно не хватило. И он разделил Себя на бесконечное множество частей. Мы называем их душами. Каждая из этих душ на самом деле частичка одного большого организма. И этот процесс познания Богом самого Себя посредством множества душ мы называем жизнью. Судя потому что жизнь продолжается, Бог так и не нашёл ещё полностью ответ на свои вопросы.

В приведенной выше статье я попытался не только рассказать о себе, но и ответить на вопрос прежде всего себе самому- Кто я? Какой Я. Судя по всему, раз живу, значит тоже ещё не определился с этим. Но кое-что уже понял. И прежде всего то, что эта моя жизнь всего лишь одна страница из огромной летописи моей души. Пока я не могу ответить на вопрос, когда она началась и когда закончится. Но знаю точно, что Создатель не враг себе и всё закончится благополучно. Однажды, этот пазл моей сегодняшний жизни, вольется в общую картину мироздания и предстанет перед моим взором, как одна великолепная и безграничная картина существования.

Человеку свойственно смотреть вокруг и оценивать происходящее во внешней среде. Но он почему-то редко смотрит на себя. А это необходимо. Не поленитесь, сядьте и напишите историю своей жизни. Это нужно, прежде всего, Вам самим. Посмотрите на себя внимательно. И, может быть, вы удивитесь!

Спасибо за внимание и,если не затруднит, оставьте, пожалуйста, свой комментарий.

4 комментария

  • Аватар комментатора Юля Юля
    Вас действительно интересно не только слушать,но и читать.Спасибо вам за ваши мудрые советы.
    Ответить
    1. Аватар комментатора Вениамин Киторов Вениамин Киторов

      Спасибо за добрые слова!

      Ответить
  • Аватар комментатора Елена Елена
    С удовольствием прочитала о вашей жизни и вспомнила какие вы интересные истории рассказывали о себе и о ситуациях жизненных. Очень интересно было слушать вас и читать, как выяснилось, тоже.
    Ответить
    1. Аватар комментатора Вениамин Киторов Вениамин Киторов

      Спасибо, Лена! Блог развивается, так что заходи, может еще что интересное найдешь. Или подпишись, тогда к тебе будет приходить сообщение, когда у меня что-то новое появится. А там глядишь, может и свой блог создашь.

      Ответить

Добавить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение